Как я была Снегурочкой. Назад в СССР

Алиска, дочка приятельницы девяти лет отроду, за семейным ужином заявила родителям, что не видит больше смысла учиться на пятерки, потому что это вообще не круто и счастье не в этом. На вопрос, а в чем же счастье, она не задумываясь выпалила: «Чтобы восьмой айфон был. Розовый». Оказалось, история такая. Распределяли роли на новогодний утренник. Роль главной Снежинки, у которой больше всех слов, центральная позиция в танце и даже песня с Дедом Морозом, досталась девочке Тане.
Не потому что она лучше всех учится, поет, танцует. А потому что Таня «самая крутая в классе и ее все уважают». Ведь больше ни у кого нет восьмого айфона. Розового…

До четвертого класса я училась в сельской школе. Это была простая деревянная изба на пригорке у реки. Ну как простая. Бывший поповский дом — бревенчатый добротный, с башенкой и большими светлыми окнами. Из всех помещений — квадратный коридор, три класса, учительская, раздевалка и буфет. Печное отопление, удобства во дворе. В конце декабря, перед каникулами, из самой большой комнаты — третьего класса — выносили парты и заносили огромную живую елку. Пока учителя украшали зал для утренника, туда никого не пускали. На переменах мы выстраивались в очередь к замочной скважине, в которую ничего не было видно. Зато можно было поднести к щелке нос и понюхать, как пахнет елка. Постепенно запах волшебства просачивался сквозь маленькую дырочку и заполонял собой каждый уголок хорошо протопленной школы.

В школе был свой Дед Мороз. Тетя Люба. Она же уборщица, гардеробщица, буфетчица и печник в одном лице. Зимой тетя Люба нередко оставалась в школе на ночь, чтобы классы к утру уже были теплыми. И иногда, придя раньше положенного минут на десять, мы наблюдали, как она спешно убирает постель с длинного деревянного стола в буфете.

 

А Снегурочку каждый год выбирали из третьеклассниц. Это была самая желанная награда для любой девочки. И все знали — чтобы стать Снегурочкой, надо учиться на одни пятерки, хорошо рассказывать стихи и быть заводилой в классе. Ну и, как вы уже поняли, Снегуркой сезона 1978-79 стала я — отличница и заводила Наташа Киселёва. (Причем, заводила-то я одноклассников не всегда на хорошие дела, но Марь Иванна об этом не знала :-)) Конечно, девчонки завидовали, не без этого. Но я точно знаю, что выбор для всех был очевиден.

Помню, примчавшись с хорошей новостью и костюмом в мешке домой, я сразу же бросилась примерять драгоценный наряд и крутиться у зеркала. Но напялив традиционную шапочку Снегурки тут же заявила, что ни за что не пойду позориться в этой тюбетейке. Шапки мне категорически не шли уже тогда. Мамочка-рукодельница придумала вырезать корону из серебристого картона и украсить мишурой. Черные боты обшила белой тканью. А к блеску голубого атласа на пальто добавила сияние снежинок из фольги. В общем, на том школьном утреннике я была сногсшибательной Снегуркой.

Вот послушала я рассказ приятельницы про Алиску и вспомнила этот эпизод из детства. Всплыл из памяти тот третьеклассный Новый год. Опахнуло ароматом свежей хвои. Обдало волной тепла от печки-голландки. Зазвучал хор детских голосов: «Маленькой елочке холодно зимой…» Нашла фотографию. Смотрю на себя и на ребят. Лариска-лисичка, Светланка-Мальвина, Женька-Старый год, Алешка-Новый. Коля, Оля, Лиля, Наташа. Первая учительница Марь Иванна. Тетя Люба… Жизнь у всех сложилась по-разному.
И кого-то уже нет с нами. Но какие же мы все здесь счастливые. Завтра каникулы! Горки, коньки, лыжи. Снежинки из салфеток. Шоколадные конфеты в подарках с маминой и папиной работы. Улыбаемся фотографу (между прочим, моему папе) и еще даже не догадываемся, что через сорок лет мерилом крутости и признаком счастья у третьеклассников будет наличие дорогой и красивой, но совершенно бессмысленной для них игрушки. И все-таки, как хорошо, что наше детство было другим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *