Евгения Гинзбург «Крутой маршрут»

Я – внучка врагов народа. Таких, как наша семья, только в Екатеринбурге десятки тысяч. Потомков тех, кто когда-то подвергся сталинским репрессиям, а потом был признан пострадавшим и реабилитирован. Сегодня, в День памяти жертв политических репрессий, я хочу рассказать вам о книге, которую нужно прочесть всем. А особо тем, кто с дьявольским огнем в глазах собирает деньги на памятники Сталину, вешает памятные доски в юракадемиях и ностальгирует по «сильной руке». Будь такая возможность, я бы лично вручала этот 1000-страничный томик каждому, из чьих уст черным воронком вылетает «Сталина на вас нет».

«Крутой маршрут. Хроника времён культа личности». Роман-автобиография журналиста Евгении Гинзбург о 18 годах жизни в аду. Невыносимо правдивое, пугающе откровенное свидетельство эпохи, каждая строчка которого стонет-шепчет-кричит: за что?



Живет себе прекрасная молодая женщина. Любит мужа и детей. Любит поэзию. Любит своих студентов. Любит свою страну. Женщина счастлива самым обыкновенным человеческим счастьем. И вдруг какая-то неведомая сила хватает ее, как нашкодившего котенка, за шкирку, бросает в каменную ступу и начинает толочь в порошок. Тюрьмы, лагеря, ссылки. Круговорот лиц, событий, испытаний, потерь. 18 лет как 18 кругов ада. Когда кажется, что ничего ужасней уже быть не может, тебя швыряют на следующий круг.
И ты понимаешь, что там, на предыдущем этапе безвыходного лабиринта, было еще ничего. И так круг за кругом. Круг за кругом. А потом у тебя отнимают самое главное – надежду…

Безусловно, тема ГУЛага для меня не нова. Шаламов, Солженицын, Синявский, Алешковский прочитаны и прочувствованы.
Но не над одной книгой я так не рыдала, как над книгой Гинзбург. Потому что это писала женщина. Потому что это писала женщина-журналист. Потому что это писала женщина-мать. И только один вопрос в голове. Как? Как такое вообще можно выдержать?

Если не читали, обязательно найдите и прочитайте этот потрясающий документальный роман.


А на нижнем фото Маски Скорби. Мемориал на месте массового захоронения жертв политических репрессий под Екатеринбургом. Скульптор Э. Неизвестный. Более 20 тыс. человек расстреляны и погребены здесь в 37-38 годах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *