Ирония «Иронии судьбы…»

Каждый год 31 декабря мы… Нет, не ходим в баню. Смотрим «Иронию судьбы, или С легким паром». И вот ведь ирония — уже знаем наизусть каждое слово, а все равно, перещелкивая каналы в последние часы уходящего года, останавливаем свой выбор на компании старого холостяка Жени Лукашина, красивой учительницы русского языка Нади Шевелевой и импозантного, но такого несчастного Ипполита. К черту премьеру голливудского блокбастера по кабельному! И новые-старые песни от народных и заслуженных настроения как-то не добавляют. А вот вместе с этим — «Со мною вот что происходит…» — в дом входит то самое едва уловимое ожидание чуда, без которого Новый год — не праздник. Так что еще не известно, что хуже: Новый год без «Иронии» или Новый год без «Оливье».

Мы давно уже не бросаемся к экрану и не залипаем на две серии, боясь пропустить самое интересное. Мы режем салаты, печем утку с яблоками, ваяем заливную рыбу, искренне надеясь, что это будет именно она, а не «какая гадость, какая гадость…». Звоним и пишем смс-ки родным, пока еще бой курантов не «заглушил» эфир сотовых операторов. Наряжаем елку и наряжаемся сами. Накрываем стол. Отправляем фотки с шампанским и ананасами в Инстраграм. Гоняем кота, не желающего понимать фразу «Вот сядем за стол, тогда получишь свою вкусняшку». И краем глаза, краем уха:

ironiya_ironii_sudbyi_strizh

Что для меня «Ирония»? Это чудесная музыка Таривердиева. Это проникновенные стихи Ахмадулиной, Цветаевой, Кочеткова. Это незабываемые моменты предвкушения праздника из моего детства. Бумажные фонарики, уличные гирлянды. Живая елка в квартире. «Макушечку мне дай, пожалуйста»…

И знаете, мне совершенно плевать, что там говорят нынешние адепты западного психоанализа. Наткнулась тут на рассуждения одного из них — волосы дыбом. Это насколько нужно быть больным на голову, чтобы увидеть в этой невинной сказке для взрослых фрейдовскую историю про озабоченного главного героя, «с подавленной сексуальностью в силу инцестуозных запретов и отработанной в детстве фантазии об обладании матерью» и «однополую гомоэротическую компанию», привязанность к которой показывает «принципиальную неготовность Лукашина к глубоким и длительным гетеросексуальным отношениям».

Хочется сказать одно. Уважаемые психоаналитики, вы, конечно, очень умные, но такие дураки. А иначе, почему в погоне за желанием быть в тренде, а это сейчас настоящий мейнстрим — рассказать, за что ты ненавидишь «Иронию» — вы готовы отказаться от светлой веры  в чудо, которое может случиться с каждым? Как вы живете-то с этим своим психоанализом по Фрейду? Впрочем, вопросы, скорее, риторические, коли желая выглядеть образованными, вы готовы опуститься до скотского уровня, напрочь отбрасывая все человеческое и духовное. Жалко мне вас.

Про что этот фильм лично для меня?

Про колею. Про ту самую, о которой пел Высоцкий.

Живет в столице хороший врач и хороший, наверное, человек Женя Лукашин. Не урод, но и красавцем назвать трудно. Недотепа на вид, но совсем не дурак — хирург все же да и Пастернака поет. Живет с мамой в свои 36, во всем ее слушается и собирается жениться, потому что уже совсем пора… По всем разумным соображениям хорошая девочка Галя, такая симпатичная и практичная, вполне подходит.

А в Ленинграде живет хорошая учительница и тоже, наверное, хороший человек Надя. Которая собирается замуж, потому что и у нее годы летят. Потому что устала быть на вторых ролях у женатого. Потому что страшно остаться одной. Потому что подвернулся очень положительный и по всем статьям подходящий Ипполит.

И вот тут происходит та самая случайность, которая не меняя декораций, меняет взгляд на происходящее в них. На первый план выступают совсем другие детали, которые раньше задвигались в тень. Чем может обернуться эта нелепая ситуация для двух без пяти минут семейных пар? Любой трезвомыслящий человек видит только одно развитие сюжета: не будет и-за одной случайности все рушиться как карточный домик. А именно это и происходит в «Иронии». И наблюдая за развитием взаимоотношений Жени и Нади, мы видим, как проясняется их настоящее отношение к партнерам — Гале и Ипполиту. Как от идеи «синицы в руке» идет восхождение к хайамовскому «и лучше будь один, чем вместе с кем попало».

Финал открыт. В нем есть намек на то, что отношения Нади и Жени будут продолжаться, но по большому счету это уже не так и важно. Главное, мы верим, что герои уже никогда не станут прежними. Не будут катиться по чужой колее. Не вернутся к людям, которых они не любят.

Вторая часть «Иронии» покажет, что мы ошибались. Жизнь рассудила иначе. Но любовь пусть и через много-много лет возьмет свое. И у сказки будет счастливый конец. В который мы верим еще в тот момент, когда умудренная жизнью мама Жени говорит: «Поживем — увидим»…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *