«Февраль. Достать чернил и…»

Есть такие слова, которые никак не хотят говориться.
Толкутся у корня языка, а выйти не осмелятся. И три из них – самые простые, но способны изменить многое. 
Люблю. Прости. Помоги.

Есть такие вопросы, которые никак не хотят исчезнуть.
Живут внутри тебя, скулят, мозг едят, а приговора им нет. И три из них – самые сложные, но способны изменить многое.
Кто я? Где я? Чего хочу на самом деле?

Есть такие мечты, которые никак не хотят сбываться.
Жмутся торопкой стайкой в груди, а взлететь не могут. Три или одна – неважно. Важно понять, как отрастить им крылья. И надо ли.

Есть такие раны, которые никак не затянутся.
Есть воспоминания, которые никак не сотрутся, а надо бы…
Да много чего ещё есть, с чем живём мы один на один.
Потому что гордые.
Потому что слабые.
Потому что… че-ло-ве-ки.

Чужие тексты не помогают. Вернее, помогают знать. Но не делать.
Так и маемся со всем этим хозяйством в голове.
Куда его?

Да на бумагу, конечно!
Писать – это, наверное, единственный верный способ осознанно говорить с самим собой. Задать вопрос, посмотреть на него со стороны.  И ответ обязательно найдётся. Чудесным образом. Иногда прямо во время письма.

Текст – это магия. Вы ещё в этом сомневаетесь? Позвольте мне развеять ваши сомнения.
Приходите 1 февраля на десятидневные зимние творческие практики.
Будем говорить с собой.

Я назвала их пастернаковским «Февраль. Достать чернил и…»
Вот так, без продолжения. Потому что дальше следует написать ещё кое о чём – вполне материальном и не совсем – что я достану из своей волшебной писательской шкатулки.
Но я хочу, чтобы ЭТО стало для вас большой неожиданностью. Хочу удивить.
Скажу лишь, что таких практик в моей мастерской ещё точно не было.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *