Чай с бергамотом

Ей было двадцать. И она любила Его. Нет, теперь-то она точно знает, что это было не просто увлечение, а именно любовь. А тогда Он ей казался до того неказистым, что она тщательно скрывала нового знакомого от подруг. Засмеют. И на тревожные вопросительные взгляды мамы нарочито небрежно бросала: «Не волнуйся, это же несерьёзно».

Иногда ей самой становилось непонятно, как так вышло, что случайное знакомство на городском литературном конкурсе переросло в еженощные посиделки на кухне. Он приходил к ней после двенадцати, когда все уже спали. Она заваривала двухлитровый чайник чая с бергамотом. Бросала в вазочку горстку миндальных орешков. И до рассвета привычный мир переставал для них существовать. Они улетали в свой. Каждый раз это был новый мир, дорогу в который больше не знал никто.

Они то отбивались от кровожадных пираний, рассекая на каноэ говорливые воды могучей реки Амфир.
То вдыхали дурманящие запахи причудливых иммортелей в изумрудной долине Акзакс .
То снова и снова стремились к вершине самой высокой и загадочной горы Агинк, всякий раз поражаясь собственной смелости.

Их отношения были невинны — они только узнавали друг друга. Иногда спорили до исступления. Она сердилась. Играла с ним в молчанку. Выгоняла. А следующей ночью он приходил снова. И то, что между ними происходило, её забавляло, удивляло, влекло. И пугало… Потому что наступало утро, и из мира фантазий нужно было возвращаться в мир обычных людей. Мир, где всё по правилам.

И она им подчинилась.
Их встречи становились всё короче и короче…

Однажды Он не пришёл, а она этого не заметила. Может быть, и заметила, но подумала, что у них всё равно бы ничего не вышло, и сделала вид, что ничего и не произошло. «Это же несерьёзно».

К тому времени в её жизни уже появились другие. Их было много. Лощёные, гладковыбритые, степенные. Все как на подбор!

С такими удобно. Вездесущие и безотказные. Они надёжны и легки на подъём — примчатся, только намекни! Решат, поддержат, помогут. Ведь им так нравится быть незаменимыми и упиваться своим авторитетом. И она звала. А они приходили.

Но ни с одним из них она не пила чай у себя на кухне…

Прошла целая жизнь. И однажды внучка-пятиклассница протянула ей старую коричневую тетрадь:
— Бабушка, это всё ты написала?
— Где ты это нашла, девочка моя?
— Мне папа дал почитать. Я хочу быть писательницей.

Она опустилась на край дивана. Дрожащими руками взяла из рук внучки знакомую, но давно утерянную тетрадь. Бережно положила на колени. Открыла…
Это был Он. Тот, с кем она рассталась много-много лет назад и больше уже не встретилась никогда.
Самый близкий и понятный. Родной. Любимый. Её СЛОГ.

— Пойдём, моя милая, я тебе чаю с бергамотом заварю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *