Падение

«Как бы там ни было, как бы ты ни не любил правительство своей страны или как бы тебе не нравился строй, в котором ты сегодня жил — но заливать помоями и грязью свою страну нельзя. Она все равно дала тебе жизнь, хлеб, воспитание, образование. Если тебе все это опостылело и не нравится — езжай куда хочешь, но молчи! Никогда не говори о своей стране плохо. Это то же самое, что говорить о своей матери плохо…какая бы страна ни была, ее нельзя предавать. Да, она больная, но это — так же, как предать и бросить больную мать».

Месяц назад Максим Фадеев написал это в своем Инстаграме по случаю бегства Максаковой из страны. Две тысячи комментариев в поддержку, 25 тысяч лайков. Потом, после известных событий, он сделал еще один пост, посвященный Марии. В нем он пожалел женщину, разделяя с ней горечь потери родного человека, и призвал вернуться на Родину. Мол все простится и забудется. Комментариев в поддержку получил меньше. Гораздо меньше. «Предателей не прощают».

Чисто по-человечески мне ее, конечно, тоже жаль. Оказаться с ребенком да еще беременной в такой ситуации… Но говорить о прощении здесь, по меньшей мере, странно. Она вроде как в нем и не нуждается, виновной себя не считает. Это был ее выбор и она от него не отказывается. «Забудьте обо мне» — ее слова. И опять же выбор. Так кого мы готовы прощать?

Можно просто уехать. За идеей, за хорошей жизнью. За мужем. Уехать и жить. А можно уехать и лить грязь. Предательство, оно вот в этом.

На фоне истории с господами бывшими депутатами Госдумы, я вспомнила Славика. Простого парня из уральской глубинки. Лет пятнадцать назад довелось вместе работать. Весь такой положительный был. Молчун и скромняга. Вот даже голоса его не помню. Редко что-то слышали от него. Все только улыбался и по-девичьи краснел, когда его о чем-то спрашивали. А потом как-то неожиданно для всех женился и уехал на родину супруги. На Украину.

Долгое время Славик поддерживал связь с бывшими коллегами. Писал ребятам в соцсетях, как устроился, чем занимается. Как ему нравится жить в тепле после холодного Урала. Поздравлял с праздниками и именинами. И все мы за него радовались.

А потом случился Майдан. И со Славиком тоже что-то случилось. На его странице в VK появилась атрибутика и лозунги «Правого сектора» (запрещен в России). Потом нацистские высказывания в адрес нашего президента. Потом в адрес страны. А потом нас назвали «ватниками»…

Я не френдилась с ним. Мне написали, что у Славика едет крыша, я зашла на его страницу и убедилась, что так оно и есть. По-другому такую перемену лично мне объяснить сложно. Честно, хотела написать ему какую-нибудь гадость. Но он, что вполне объяснимо, закрыл стену и сообщения.

Мало что в этой жизни может вызвать у меня приступ отвращения. Так, чтобы до тошноты. Тараканов вот ненавижу. Это был тот самый случай.

Ребята еще тогда стали отписываться от бывшего друга. И со временем все про него забыли. А сегодня я снова нашла Славика в сети. С сиреневым тараканом на аватарке. В друзьях — два соотечественника. По новой Родине. Из России — никого. Даже родных.

Лозунги и флаги остались где-то внизу. Сейчас на стене в основном цитаты о смысле жизни, грустные пейзажи и фильмы. А еще репост из какой-то группы со словами, что все мы братья. И статус на украинском языке про слепую любовь: строчки из песни Скрябин с символичным названием «Падай»…

Живи как хочешь. Езжай куда хочешь. Но молчи. Чтобы не упасть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *